Время самопознания!

Истинное счастье — в осознанном настоящем

В продолжение новой рубрики «Видеть жизнь». 

(Название статьи выбрано нашими читателями, это было их заданием. Обсуждение — в комментариях)

Из практики психогенетикаБолее 15 лет назад ко мне пришел один великолепно выглядящий, обаятельный мужчина, в отличном костюме, чистый и ухоженный. Не захотел представляться. Сказал, что он занимает высокую должность в одном из самых известных банков. Он был крайне не удовлетворен своей деятельностью, хотя получал более 100 тысяч долларов в месяц. Это был первый вопрос, с которым он пришел (назовем клиента Дмитрием). Сказал мне: «Я, конечно, понимаю, что многие люди мечтают о таких деньгах, но меня это не радует. Я как бы со стороны смотрю на себя и на свой успех, не ощущая удовольствия от своей работы и от полученных денег. По мнению окружающих меня людей, я понимаю, что это хорошая работа и глупо отказываться от таких денег, но для меня самое счастливое время —  когда я ухожу с работы, и самое тяжелое – это утро, когда я на нее собираюсь».

Я, конечно, предложил Дмитрию составить генограмму и разобраться во всем происходящем. Кем был отец, чем занималась мать, сколько прожили, сколько детей, кто чем занимается, сколько у него детей, и чем они живут — в общем, все то, что может вдруг пригодиться при анализе ситуации. Он отвечал абсолютно откровенно и совершенно не понимал, к чему я веду. Каким образом эти ответы и составление генограммы смогут помочь ему.

Когда генограмма рода Дмитрия была составлена, единственную серьезную неприятность я обнаружил в том, что его отец закончил жизнь самоубийством в очень радостное для семьи время. Я не понимал его, он не понимал моих действий. Но мы работали. И тут мой клиент сказал: «Я хочу вам рассказать одну историю. Мой отец был очень ответственным человеком. Пунктуальным и обязательным. Он был начальником цеха огромного предприятия. И зарабатывал чуть больше 2-х тысяч рублей в месяц. Был партийный, жил с семьей, любил работу. Всех заработанных денег жене не отдавал. У него было трое детей. Две старшие дочери и я. Мой отец не давал всех денег в семью, думал о будущем. О том, что придется выдавать дочерей замуж, волнуясь о приданом и достойной свадьбе, надеясь купить какие-то квартиры и предоставить деньги молодой семье на обустройство. 250 рублей отец отдавал жене, иногда 300 — вместе с премиальными. На пятерых человек 300! Жили тяжело. Работали на даче, дача выручала. Работали все, это был закон. И подошло время, когда старшая дочь решила выйти замуж. А через пару месяцев младшая дочь обрадовала тем же.

Мама была в шоке, была не готова, не ожидала, а отец загадочно улыбался. Подали заявления, пришло время, получили пригласительные в свадебный магазин — купить кольца, свадебные платья (раньше было так) и пришло то самое время. Мой отец, услышав эти новости, многозначительно улыбнулся, сказал всем: «Я сейчас», — и пошел в сад, туда, где стоял деревянный сарайчик для инструментов.

Через некоторое время мы услышали его крик. Сарай горел. Я подбежал, отец, как мог, пытался тушить, рвался внутрь, но сухие доски горели, как порох. Я его сдерживал, но отец получил изрядные ожоги. Сарайчик сгорел моментально. Отец сокрушался и плакал, я никогда его таким не видел. Я стоял рядом, не понимая, что происходит, и говорил ему: «Не переживай ты так, построим новый: черенки погорели, а лопаты и вилы-то остались». Но для отца это было сильнейшей трагедией. Я не понимал, почему.

Отец не хотел идти в дом, я хотел вызвать «скорую» — он отказался. Обгорели волосы, руки, но он этого не замечал. Тут он мне и рассказал о том, что много лет не отдавал все деньги в семью, желая сделать великолепные свадьбы своим дочерям — моим сестрам. И все деньги прятал в этом самом сарайчике — все годы, пока дочки росли. И отдав теперь все деньги на свадьбу своих дочерей, он одновременно хотел оправдаться перед своей женой и нами той суммой, которую он сумел скопить, она была немалая. Старшей дочери было 24 года, все эти годы он откладывал, отказывая себе и семье во всем.

Теперь же все сгорело, и он не мог признаться, потому что его признание сейчас, как он считал, оказались бы воровством для семьи, а не благом, как он хотел. Отец взял с меня слово, что я никому ничего не расскажу, пошел в дом, а через несколько дней повесился. Мы, как смогли, сыграли свадьбы после этой трагедии. Я молчал о том, что рассказал мне отец.

Свадебные подаркиСейчас я не получаю удовлетворения от тех денег, которые я зарабатываю, они как бы не мои. Я понимаю, что это ненормально. Когда я начал зарабатывать, у меня обнаружилось огромное количество родственников, девушек и женщин, и почему-то все — близкие, которым я играю свадьбы, покупаю квартиры, дарю машины.

Я знаю, что это не мои прямые родственники, а «седьмая вода на киселе», но я почему-то не могу им отказать и получаю от этого огромное удовольствие. Они пользуются моими деньгами — и это мне в радость. У меня в последнее время сложилось впечатление, что у меня свадебное агентство: по 2-3 свадьбы в месяц! Но я здравый человек и понимаю, что это не то и не так, как хотел бы я. Меня радует, конечно, что такие деньги хоть кому-то на пользу, но удивляет, почему не для меня и для моей семьи. Что мне делать?»

Я спросил у Дмитрия, что он делает, зарабатывая такие деньги, и он пояснил, что 5-6 лет назад руководство поручило ему открыть сеть ломбардов по всей стране для скупки несгораемого имущества. Дело пошло, на удивление, успешно. И первые свои 50 тысяч долларов он заработал уже к концу первого месяца. Будучи в банке ответственным за залог несгораемого имущества – золота и драгоценных камней. С тех пор его заработки только растут, но и возрастает количество свадеб, за которые он почему-то в ответе и оплачивает сполна.

Тут Дмитрий озвучил и второй вопрос, с которым ко мне пришел: «Я не люблю то, чем я занимаюсь, я хотел бы заниматься любимым делом». Я спросил: «Каким?» Дмитрий ответил: «С детства я хотел стать экономистом. И хочу зарабатывать деньги таким путем, а не за счет ломбардов. Хотя деньги приходят большие, но мне они непонятны и неприемлемы».

Дмитрий, в принципе, мне все рассказал. Сам. Мне стоило ему лишь помочь сделать вывод из его рассказа. Озвучив ему, что отец в нем, в его теле завершает то, что не смог сделать при своей жизни, о чем мечтал и к чему готовился много лет, — устроить великолепную свадьбу своим дочерям. И, уйдя из жизни после пожара с огромным чувством вины за сгоревшие деньги, он теперь реализует это в своем сыне, сидящем передо мной. Искренне страдающем и не получающем удовольствия от полученных денег, устраивающем свадьбы другим, даже не близким ему людям.

Когда я ему это пояснил, Дмитрий спросил меня: «Что мне дальше делать?» Я ответил: «Когда вы осознали, поняли, что чувство вины вашего отца определило вашу профессию, и заработки, и свадьбы, только теперь вы свободны в выборе своего направления – быть экономистом. Поступайте, учитесь, оставаясь на своем месте. Работать в банке и не быть экономистом — по меньшей мере, странно. Теперь у вас есть свой путь и свой выбор». Он поблагодарил, заплатил и ушел.

Через несколько лет я узнал, что Дмитрий получил наилучшее экономическое образование и по-настоящему стал счастливым человеком. Не устраивая свадьбы другим, получая удовольствие от заработанных денег сам и тратя деньги на свою семью. Впоследствии стал полноценным отцом для своих двух дочерей и сына.

 

Олег Чечель

 

Чтобы каждый мог больше понять себя, свои унаследованные задачи и научиться их решать, мы проводим регулярные веб-семинары.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Поделиться с друзьями в соц.сетях:

Ранее в этой же рубрике:


К записи 13 комментариев

Несгораемое наследство.

Еще раз перечитывала статью — неужели так бывает? Настолько все очевидно и удивительно!
Возникли еще 2 варианта названия:
1. Свадебный пожар и несгораемое наследство.
2. Отцовское наследство: нелюбимая работа и свадебная благотворительность.

Осознание происходящего — залог счастливого настоящего.

Чувство вины в наследство.

Хорошее название. Только герой унаследовал не только чувство вины,но и умение зарабатывать хорошие деньги. 2 тысячи рублей в месяц в советское время это было очень круто.

Привет Максим! Да, зарабатывать,но так же их терять и не использовать на благо семьи.Это еще одна сторона ситуации. Кстати ваш вариант названия я не увидел.

Мой вариант «Сгоревшее приданое и мечта в наследство»

Отец завершает свои дела в теле сына

Истинное Счастье в Несгораемом Настоящем

Как вам такое название,Арина?
Истинное счастье в осознанном настоящем.
Благодаря Юлии и Арине мы готовы назвать статью именно так. Но это можно обсуждать.

Думаю, Олег, отличное название!
У самой крутилось слово «осознание» к названию этой статьи. Ведь настоящее — это миг! Не прожил этот миг осознанно — настоящее и сгорело.
Очень хорошая рубрика: «Видеть жизнь». Каждый раз рада новым заданиям, они действительно помогают осознавать и видеть жизнь по-другому.

Повторю то, что уже сказали некоторые собеседники. Все нужное приходит вовремя! Я тоже начинаю новый вид деятельности, причем хотела этим заниматься давно, и занималась на любительском уровне, для себя. Всю жизнь писала стихи, как говорится — «в стол». Казалось, что другие, настоящие поэты, пишут хорошо, а я — так себе. Но с появлением Интернета увидела, что таких самодеятельных поэтов много, стала читать их стихи, поняла, что мои не хуже, рискнула выложить в некоторых сообществах, получила очень хорошие отзывы. И воспряла духом! Издала сборник стихов, участвовала в нескольких коллективных сборниках. Вступила в литературное объединение, где читаю свои произведения перед пишущими людьми. Учусь у них. Написала несколько рассказов, одну маленькую повесть, взялась за вторую. Так вот — по поводу «вовремя». Первое «вовремя» могло бы быть для меня в 23 года, но оно не состоялось. Я послала свои стихи в журнал «Огонек» и получила ответ с критикой. Она меня здорово охладила, больше я свои стихи никуда не предлагала, но продолжала писать. Можно было бы предположить, что это заставило меня писать лучше, быть более придирчивой к себе. Конечно, это так! Но года три назад я выложила эти же стихи, что посыла в «Огонек», в литературной теме в одной группе «в контакте». В том же самом виде, я их не дорабатывала. И получила много хороших отзывов, причем одна собеседница – моя ровесница – написала, что если бы я послала эти стихи в свое время в один толстый журнал, где был в то время редактором ее отец, он бы обязательно их опубликовал! Вот это и было первое «вовремя», которое показало, что – да, вектор указывает правильное направление, надо идти!
Но почему я так долго к этому шла? Не скажу, что мне не нравится то, чем занимаюсь. Работаю в науке, тоже, своего рода, писательство. Но после того, как опубликовала первый сборник, задумалась – почему так поздно? Половина стихов в нем — написаны в юности и молодости. Почему не доверяла себе? Почему не допускала, что я могу быть писателем? Ведь еще в школе мои сочинения читали перед классом вслух!
Как вижу сейчас, после прочтения обсуждаемой нами статьи, путь поиска ответа на этот вопрос стал формироваться после резкого комментария сына, который мою повесть, предложенную ему для прочтения, читать не стал, но высказался в том смысле, что какой ты писатель, Пушкин, что ли? Что это ты писать начала? Очень злился, потом сказал, что потом, когда-нибудь, прочтет, а сейчас у него резко отрицательное к этому отношение. Это было в прошлом году, и я часто возвращаюсь мыслями к этому эпизоду и пытаюсь понять, в чем же дело?
По видимому, настало время второго «вовремя» — я получала сигнал в виде статьи Олега Витальевича, которую прочла в группе «Формула счастья» и пришла на этот сайт в надежде получить ответы.

Есть библейская мудрость: «Пока существует внутренний вор, внешний всегда будет» Не стоит эту фразу воспринимать как «сам виноват». У каждого из нас существуют свои ограничения,чтобы быть успешным в любом начатом нами деле. И чем серьезней для нас это направление, тем в большей степени проявляются нерешенные нами задачи. Обычно их немного. 2-3 .Одна из них — это те потери которые были у наших родителей, дедушек и бабушек. Которые передаются нам незавершенными делами. Тут особой оригинальности нет, потому что все мы пережили войны, раскулачивание, кто-то репрессии…Но это нужно вычленять у каждого индивидуально. Был у меня ,к примеру, один случай, когда прадед был священником и открыто высказывал свои мысли после революции- поплатился жизнью, семьей. А его внук (сильно похожий на деда) был главным редактором частной рекламной газеты, но сам писать боялся. И каждый раз после написания даже небольшой статьи имел серьезные неприятности от руководства, или случались нападки на газету.
Мы явно видим ограничения в выражении своего мировоззрения. Возможно подробнее мы могли бы поговорить на веб-семинарах, которые мы бесплатно проводим. Такое общение позволяет ближе подойти к тому,что нам нужно. Да и вообще познавательно.



Оставить комментарий или два